Меню

Мне снилось мы умерли рядом



«Мне снилось» Н. Гумилев

Мне снилось: мы умерли оба,
Лежим с успокоенным взглядом,
Два белые, белые гроба
Поставлены рядом.

Когда мы сказали – довольно?
Давно ли, и что это значит?
Но странно, что сердцу не больно,
Что сердце не плачет.

Бессильные чувства так странны,
Застывшие мысли так ясны,
И губы твои не желанны,
Хоть вечно прекрасны.

Свершилось: мы умерли оба,
Лежим с успокоенным взглядом,
Два белые, белые гроба
Поставлены рядом.

Дата создания: до начала сентября 1907 г.

Анализ стихотворения Гумилева «Мне снилось»

Принято считать, что у Николая Гумилева была единственная муза, и имя ей – Анна Ахматова. Однако на протяжении нескольких лет молодая и своенравная поэтесса отвечала на предложение руки и сердца своему будущему супругу отказом, что заставляло Гумилева совершать безумные поступки. Он несколько раз пытался покончить жизнь самоубийством, убегал от будущей супруги чуть ли не на край света, участвуя в исследовательских экспедициях. И, наконец, влюблялся в различных девушек, надеясь таким образом избавиться от всепоглощающего чувства к Ахматовой.

Одной из дам сердца Гумилева в этот период была поэтесса Елизавета Дмитриева, с которой автор познакомился еще в Париже. И именно ей в 1908 году он посвятил стихотворение «Мне снилось: мы умерли оба…», которое стало финалом бурного, но весьма краткосрочного романа. Этим произведением Гумилев словно бы поставил точку во взаимоотношениях со своей избранницы и, тем самым, признался себе, что он по-прежнему влюблен в Ахматову, которая продолжает его игнорировать.

Гумилев прекрасно знал, с какой нежностью и теплотой к нему относится Елизавета Дмитриева, поэтому понимал, что разрыв отношений причинит ей сильную душевную боль. Но и сам поэт страдал от неразделенной любви. Поэтому в его сознании и сформировался образ двух мертвых влюбленных « с успокоенным взглядом», которые в своей смерти нашли избавление от страданий.

Весьма символично, что после смерти поэт не хочет расставаться с Елизаветой Дмитриевой, отмечая: «Два белые гроба поставлены рядом». В это можно было бы усмотреть некое подобие любви к девушке, если бы автор не внес коррективы, подчеркнув: «И губы твои не желанны, хоть вечно прекрасны». Тем самым Гумилев развеивает миф о том, что действительно любил Дмитриеву. А поставленные рядом гробы – не что иное, как дружеский жест поэта, которым он подчеркивает духовную близость с той, которая его действительно любит.

Расставание с Елизаветой Дмитриевой Гумилев воспринял достаточно равнодушно и обыденно, хотя сам выступил инициатором разрыва отношений. Словно бы удивляясь самому себе, поэт отмечает: «Но странно, что сердцу не больно, что сердце не плачет». И это было действительно так, потому что Гумилев ясно осознавал – вся его последующая жизнь не имеет смысла без Анны Ахматовой, а разлуку с Елизаветой Дмитриевой он способен пережить легко, безболезненно и без каких-либо эмоций.

Источник

Мне снилось мы умерли оба

Николай Гумилев – настоящая легенда Серебряного века. Ранимый и высокочувствительный, он верил, что слово способно исцелять, что слово может изменить реальность. Николай Степанович специально вводил себя в состояние тупиковой безысходности и отчаяния, ибо, как виделось ему, только в такие моменты муза поэзии благосклонно взглядывала на него.

Жираф

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд,
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далеко, далеко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про черную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав…
— Ты плачешь? Послушай… далеко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Безумно любящий путешествия, Гумилев исколесил большую часть Африки, бывал в Египте. Пятнистый герой этого, без сомнения, известнейшего стихотворения, олицетворяет собой буйное экзотическое воображение поэта. Неоднократно переложенный на музыку «Жираф» и поныне поселяет в слушателе тоску по заморским странам, тягу к чудесным приключениям и волшебным встречам. Прототипом главной героини явилась Ахматова, вначале не отвечавшая взаимностью на пылкие чувства Гумилева.

Читайте также:  К чему снится прозрачная вода в аквариуме

Христос

Он идёт путём жемчужным
По садам береговым,
Люди заняты ненужным,
Люди заняты земным.

«Здравствуй, пастырь! Рыбарь,
здравствуй!
Вас зову я навсегда,
Чтоб блюсти иную паству
И иные невода.

«Лучше ль рыбы или овцы
Человеческой души?
Вы, небесные торговцы,
Не считайте барыши!

Ведь не домик в Галилее
Вам награда за труды, —
Светлый рай, что розовее
Самой розовой звезды.

Солнце близится к притину,
Слышно веянье конца,
Но отрадно будет Сыну
В Доме Нежного Отца».

Не томит, не мучит выбор,
Что пленительней чудес?!
И идут пастух и рыбарь
За искателем небес.

Вечный евангельский сюжет, вечная тема смысла жизни человеческой. Гумилев был воспитан в верующей среде, и его, как человека думающего, волновали вопросы бытия после смерти бренного тела. Это стихотворение с изысканной простотой и любовно подобранными эпитетами демонстрирует трепетное отношение автора к этому вопросу.

Баллада

Пять коней подарил мне мой друг Люцифер
И одно золотое с рубином кольцо,
Чтобы мог я спускаться в глубины пещер
И увидел небес молодое лицо.

Кони фыркали, били копытом, маня
Понестись на широком пространстве земном,
И я верил, что солнце зажглось для меня,
Просияв, как рубин на кольце золотом.

Много звездных ночей, много огненных дней
Я скитался, не зная скитанью конца,
Я смеялся порывам могучих коней
И игре моего золотого кольца.

Там, на высях сознанья — безумье и снег,
Но коней я ударил свистящим бичем,
Я на выси сознанья направил их бег
И увидел там деву с печальным лицом.

В тихом голосе слышались звоны струны,
В странном взоре сливался с ответом вопрос,
И я отдал кольцо этой деве луны
За неверный оттенок разбросанных кос.

И, смеясь надо мной, презирая меня,
Люцифер распахнул мне ворота во тьму,
Люцифер подарил мне шестого коня —
И Отчаянье было названье ему.

И снова эта волнующая тема о вере, жизни и запредельности. «Балладу» Гумилев написал в 20 лет. Темы печали, отчаяния бередили его душу, неудержимо влекли. И что удивительно, зная о силе слова, интересуясь его воздействием на судьбу человека, Гумилев как будто нарочно поддразнивая смерть, то играючи протягивая к ней руку, то отдергивая ее, предрекал свою собственную леденящую кровь кончину. И тот самый «щедрый» подарок падшего ангела – шестой конь – унесет поэта туда, где случатся ответы на все вопросы.

Мне снилось: мы умерли оба,
Лежим с успокоенным взглядом,
Два белые, белые гроба
Поставлены рядом.

Когда мы сказали — довольно?
Давно ли, и что это значит?
Но странно, что сердцу не больно,
Что сердце не плачет.

Бессильные чувства так странны,
Застывшие мысли так ясны,
И губы твои не желанны,
Хоть вечно прекрасны.

Свершилось: мы умерли оба,
Лежим с успокоенным взглядом,
Два белые, белые гроба
Поставлены рядом.

Гумилев был страстно влюблен в Ахматову. Но ее первоначальная холодность заставляла его искать ответные чувства у других женщин. Это стихотворение посвящено одной из них – поэтессе Елизавете Дмитриевой. Но, как мы можем увидеть в строках «…и губы твои не желанны…», поэт осознал, что другие женщины ему не интересны, ему нужна только Ахматова.

Читайте также:  К чему снится подстригать волосы любимому парню

Людям будущего

Издавна люди уважали
Одно старинное звено,
На их написано скрижали:
“Любовь и Жизнь – одно”.
Но вы не люди, вы живете,
Стрелой мечты вонзаясь в твердь,
Вы слейте в радостном полете
Любовь и Смерть.

Издавна люди говорили,
Что все они рабы земли
И что они, созданья пыли,
Родились и умрут в пыли.
Но ваша светлая беспечность
Зажглась безумным пеньем лир,
Невестой вашей будет Вечность,
А храмом – мир.

Все люди верили глубоко,
Что надо жить, любить шутя
И что жена – дитя порока,
Стократ нечистое дитя.
Но вам бегущие годины
Несли иной нездешний звук,
И вы возьмете на Вершины
Своих подруг.

Это стихотворение – поэтическое завещание Гумилева нам, его потомкам. Завещание, которое смогли прочитать лишь через 60 лет после безвременной кончины его автора. Задумайтесь, люди, туда ли мы идем. Услышан ли призыв автора этих строк, призыв жить, выкарабкавшись из лицемерия и ханжества.

Источник

LiveInternetLiveInternet

Рубрики

  • Авиация (132)
  • Астрономические явления (17)
  • Атмосферные конвективные явления (13)
  • Атмосферные оптические явления (30)
  • Атмосферные электрические явления (11)
  • Бабочки (20)
  • ВАТИКАН (23)
  • Владимир Джанибеков (8)
  • Водолей (20)
  • Вокруг Солнечной системы (75)
  • Вопрос-Ответ (2000)
  • Габсбурги (15)
  • Гаремы (7)
  • Далёкий космос (108)
  • Дальние страны (928)
  • ДИНАСТИИ (39)
  • Дорога — это жизнь (39)
  • Животные (512)
  • Загадки истории (445)
  • ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ИМЕНА (806)
  • Замки и Дворцы (27)
  • ЗАПОВЕДНИКИ (13)
  • ЗДОРОВЬЕ (254)
  • Земля (137)
  • ЗЕРКАЛО (5)
  • Искусство (604)
  • Истории любви (164)
  • ИСТОРИЯ (1830)
  • История одного стихотворения (2035)
  • История одной картины (1076)
  • Книги для детей (256)
  • Краса ветвей зависит от корней (29)
  • КУЛЬТУРА (226)
  • Легенды и мифы (151)
  • ЛИТЕРАТУРА (206)
  • ЛИТЕРАТУРНЫЕ ГЕРОИ (160)
  • ЛИЦА ИСТОРИИ (496)
  • ЛИЦА РАЗВЕДКИ (146)
  • ЛЮДИ (417)
  • Люди-легенды (120)
  • МАЯКИ (9)
  • Микеланджело Буонарроти (25)
  • Микробиология: ВИРУСЫ и БАКТЕРИИ (24)
  • МИКРОмир (16)
  • Мода (43)
  • Москва (71)
  • Музеи (119)
  • Наполеон Бонапарт (59)
  • Насекомые (96)
  • НАУКА (443)
  • Облака (13)
  • Оружие (23)
  • ОТКРЫТИЯ и ИЗОБРЕТЕНИЯ (232)
  • ПАРАЗИТЫ (23)
  • Первые среди равных (187)
  • ПЛАНЕТАРИЙ (81)
  • Поэзия (737)
  • Праздники (38)
  • Притчи (34)
  • Проза (447)
  • Прошлое и настоящее Ташкента (199)
  • Психология (79)
  • Птицы (209)
  • Растения (85)
  • Рекорды (19)
  • РОЗА ВЕТРОВ (22)
  • Романовы (99)
  • Россия (1037)
  • Сады и парки (34)
  • Самарканд — столица Тамерлана (22)
  • Санкт-Петербург (107)
  • Символы (154)
  • Скульпторы (34)
  • СЛОВАРЬ (35)
  • Соборы и Мечети (65)
  • СПИРАЛЬ ВРЕМЕНИ (23)
  • Судьбы человеческие (1373)
  • ТАЙНЫ и ЗАГАДКИ (328)
  • Ташкент (18)
  • Узбекистан (206)
  • Фарфор (8)
  • ФЕНОМЕН (167)
  • Фотографии (438)
  • ФОТОГРАФЫ и их фотографии (186)
  • Фра Беато Анджелико (13)
  • ХУДОЖНИКИ (759)
  • ЦВЕТЫ (43)
  • ЧАЙ (21)
  • ЧЕЛОВЕК и ПРИРОДА (42)
  • ЧТОБЫ ПОМНИЛИ (713)
  • ЭКСПЕДИЦИИ и НАХОДКИ (288)
  • ЭПОХА СССР (259)
  • ЮСУПОВЫ (21)
Читайте также:  К чему сниться сломанная стена

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

Николай Степанович Гумилёв. «Мне снилось: мы умерли оба…»

Суббота, 28 Октября 2017 г. 00:47 + в цитатник

Николай Степанович Гумилёв

Мне снилось: мы умеpли оба,
Лежим с успокоенным взглядом,
Два белые, белые гpоба
Поставлены pядом.

Когда мы сказали: «Довольно»?
Давно ли, и что это значит?
Hо стpанно, что сеpдцу не больно,
Что сеpдце не плачет.

Бессильные чувства так стpанны,
Застывшие мысли так ясны,
И губы твои не желанны,
Хоть вечно пpекpасны.

Свеpшилось: мы умеpли оба,
Лежим с успокоенным взглядом,
Два белые, белые гpоба
Поставлены pядом.

Елизавета Дмитриева

Принято считать, что у Николая Гумилева была единственная муза, и имя ей – Анна Ахматова. Однако на протяжении нескольких лет молодая и своенравная поэтесса отвечала на предложение руки и сердца своему будущему супругу отказом, что заставляло Гумилева совершать безумные поступки.

Анна Ахматова

Он несколько раз пытался покончить жизнь самоубийством, убегал от будущей супруги чуть ли не на край света, участвуя в исследовательских экспедициях. И, наконец, влюблялся в различных девушек, надеясь таким образом избавиться от всепоглощающего чувства к Ахматовой.

Одной из дам сердца Гумилева в этот период была поэтесса Елизавета Дмитриева, с которой автор познакомился еще в Париже. И именно ей в 1908 году он посвятил стихотворение «Мне снилось: мы умерли оба…», которое стало финалом бурного, но весьма краткосрочного романа. Этим произведением Гумилев словно бы поставил точку во взаимоотношениях со своей избранницей и, тем самым, признался себе, что он по-прежнему влюблен в Ахматову, которая продолжает его игнорировать.

Гумилев прекрасно знал, с какой нежностью и теплотой к нему относится Елизавета Дмитриева, поэтому понимал, что разрыв отношений причинит ей сильную душевную боль. Но и сам поэт страдал от неразделенной любви. Поэтому в его сознании и сформировался образ двух мертвых влюбленных «с успокоенным взглядом», которые в своей смерти нашли избавление от страданий.

Весьма символично, что после смерти поэт не хочет расставаться с Елизаветой Дмитриевой, отмечая: «Два белые гроба поставлены рядом». В это можно было бы усмотреть некое подобие любви к девушке, если бы автор не внес коррективы, подчеркнув: «И губы твои не желанны, хоть вечно прекрасны». Тем самым Гумилев развеивает миф о том, что действительно любил Дмитриеву. А поставленные рядом гробы – не что иное, как дружеский жест поэта, которым он подчеркивает духовную близость с той, которая его действительно любит.

Расставание с Елизаветой Дмитриевой Гумилев воспринял достаточно равнодушно и обыденно, хотя сам выступил инициатором разрыва отношений. Словно бы удивляясь самому себе, поэт отмечает: «Но странно, что сердцу не больно, что сердце не плачет». И это было действительно так, потому что Гумилев ясно осознавал – вся его последующая жизнь не имеет смысла без Анны Ахматовой, а разлуку с Елизаветой Дмитриевой он способен пережить легко, безболезненно и без каких-либо эмоций.

Источник